Меню сайта

Категории каталога

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 67

Форма входа

Поиск

Статистика

Книги

Главная » Файлы » Мои файлы

Иван - спаситель (заявка на сценарий по мотивам рассказов и повестей из цикла «Моя граница») Автор:Александр Машевский.
[ ] 29.06.2009, 17:13

Останкино. Телестудия.

 

Елена Петровна Ларина сидела в монтажной комнате и в который уж раз просматривала отснятый материал.

На мониторе одна картинка меняла другую. Трупы, кровь, люди в наручниках. Монтажер постоянно морщил нос, понимая, что такие кадры слабонервным людям обычно смотреть не рекомендуется.

- Вот и отлично, Тимофей, - Елена обратилась к монтажеру. - Все хорошо. Разве что вот этот кусочек с трупом надо дать вслед за интервью с родителями потерпевшей девушки.

- Хорошо, Елена Петровна.

- Домой уже пора. Отлично мы с тобой сегодня поработали! Репортаж - что надо. Можно и в эфир давать!

- А не страшно, Елена Петровна? За такой материал и по шее схлопотать можно.

Монтажер посмотрел на Елену.

Елена, находясь еще в возбужденном состоянии от проделанной работы, рубанула воздух рукой.

- Фу, Тимофей! Это они пусть боятся! Вор должен сидеть в тюрьме! Правильно, Шарапов? - Елена Петровна потрепала монтажера за ухо. - А убийца тем более. И я просто не имею права работать на корзину. А после того, что мы с Игорем пережили, пока отсняли весь этот ужас…

Елена на минуту задумалась, глядя в окно на телевизионную вышку.

- Они совсем озверели! Будто мы живем в средневековье. Ни чего святого нет для этих подонков: бизнесмен ни бизнесмен, ребенок ни ребенок! Да пусть даже они хоть под тремя «крышами» сидят, я все равно должна их вывести на чистую воду!

*     *     *

 

Останкино. Кабинет редактора.

 

Ларина сидела в кабинете у главного редактора. Седовласый  мужчина в роговых очках-хамелеонах нервно курил сигарету.

- Я думаю, Ларина, текст надо несколько смягчить. А то мы слишком уж размахнулись. Такие ярлыки, понимаешь, вешаем!

- А что, Александр Борисыч, неужели и у Вас поджилки дрожат?

- Лар-рина!

- Что, Ларина? Вы же сами предложили мне журналистское расследование провести. Или не так?

- Так-то так. Но не до такой же степени! Мне и в голову не пришло, что все это вылезет другим боком.

- Ничего никуда не лезет. Может быть, наша прокуратура только того и ждет, чтобы общественное мнение всколыхнулось?

- Ага, вот мое кресло, оно уже всколыхнулось! Мне уже звонили из твоей прокуратуры. Есть предложение придержать твой материал до лучших времен, Ларина.

- А как же сенсация, Александр Борисыч? Ведь работорговля процветает! Дожили! Хохлушки да молдаванки вместо рабочих мест на рынках мафиозные гаремы пополняют! Одалиски из-под Харькова! И это двадцать первый век? Тогда в каком же веке наша доблестная прокуратура живет?

Александр Борисович закурил еще одну сигарету.

- Вот то-то и оно, Ларина.

 

Елена вышла в коридор и набрала номер по мобильному телефону.

- Алло, Ванечка? Я уже еду!

*     *     *

 

Квартира Лариных.

 

Елена и Иван лежат в своей постели. Мерно тикают настенные часы, инкрустированные пограничной символикой. Рядом портрет неизвестного пограничника, сжимающего автомат и зорко всматривающегося в тревожную даль.

Иван внимательно смотрит на  женины волосы. Заметив седой волосок, вздыхает.

- Годы летят, красавица. - Иван целует Елену в щеку. - И что мы думаем на счет незаметно подкравшегося юбилея, девушка моя? Надо народы собирать, я своих пограничников приглашу. Песен попоем! Как не крути, а от этого никуда не деться.

- А я и деваться не собираюсь. Что есть то и есть, все мое.

Иван еще раз поцеловал свою жену.

-  Я тут подумал, а ведь мы с тобой молодцы! - Иван показал Елене три пальца. - Вот, смотри. Дом построили, сына воспитали, а деревьев на субботниках имени Ленина насажали за свою жизнь, целые Сокольники!

Елена засмеялась.

- Лучше бы наоборот! Сынков на деревья поменять, как в Средней Азии.

- Ага! - Иван улыбнулся. - И из них пятьдесят процентов пограничников, и пятьдесят процентов милиционеров? Нет, уж. Пусть уж лучше у пограничника один сын - милиционер, но зато милиционер отличный! Весь в отца! А за такой семьей не уследишь. Вон, что твориться. Беспредел. Кого в милицию берут? От них наш народ охранять уже надо… То ли у них «крыша» бандитская, то ли у бандитов «крыша» милицейская, поди, разберись! Раньше шефствовали над моей заставой, а теперь как бы я взял шефство над райотделом МВД, внедрив туда сына.

- Да он уже жалеет, что ты его в Московский институт не пустил. Династия бы была.

 

*     *     *

 

Раздался телефонный звонок. Иван снял трубку.

- Алло.

Трубка молчала. Затем, на конце провода кто-то хмыкнул и положил трубку.

- Ошиблись, наверное. - Иван тоже бросил трубку на рычаги телефона.

- Может, Сережка балуется?  Им же вчера у бабушки на квартире телефон, наконец-то, поставили. Дай-ка я брякну им, как они там.

Елена перевалилась через мужа и набрала номер.

- Мама, здравствуй! Алло. Ты еще не спишь? Это Сережка нам опять звонил? Паршивец такой! Пусть не хулиганит, скажи.

В трубке раздался голос Анны Павловны.

- Да Господь с тобой! Его еще и дома-то нет. К красавице своей подался.

- Опять к Надежде?

- А к кому же еще.

- Ну не знаю, мам. Может, и выйдет чего-нибудь? Девочка она красивая.

- Может, и выйдет. - Согласилась Анна Павловна, вздохнув. - Красивая, да что толку. Еще и не жена, а уже руководит Сережкой, как мальчонкой каким-то. Ей для красоты-то своей дополнительно, знаешь, сколько всего потребуется? А чего наш участковый получает? С гулькин …, этот, прости Господи!

- Мам, ну все как-то начинают.

- Спи, начинающая! Пойду сосиски ставить, внучек скоро явится. Давай, до завтра.

 

*     *     *

 

Не успела Елена положить трубку, как тут же раздался звонок.

- Алло, Сережа?

Из трубки раздался грубый мужской голос.

- И Сережа тоже!

- Кто это?

- Конь в пальто! А это мама молоденького мента?  Да? Так вот, мамочка. Нам стало известно, что вы, голуба, репортаж один соорудили про мокрое дельце. Лучше засвети пленку, мамуля, не то пожалеешь, что сынок в ментовке служит. И не вздумай ляпнуть кому-нибудь, ушки подрежем. Спокойной ночи, Елена Петровна.

Короткие гудки в трубке не привели Елену в чувство. Она еще долго бы их слушала, не возьми Иван трубку из ее рук.

- Что? Это кто был? Я слышал, что это на счет твоей работы. Да?

- Да, Ваня.

- Слушай, Ленок.  - Иван сел на край кровати. - Есть деловое предложение. У тебя через неделю юбилей. Так вот, как только тебе стукнет сколько положено, я пишу рапорт на дембель. Наш Константин Васильевич дает "добро". А ты тоже бери отпуск. Рванем в Египет на наши отпускные да выходные, или там в какие-нибудь Вары Карловы, на худой конец! Да пошло оно все к чертовой матери! Займемся воспитанием внуков, например. Я ведь чувствую, что кроме нас этим заняться будет некому! А? Всех денег все равно не заработать, всех бандитов тебе тоже не перевоспитать. Извини.

- Вань!

- Извини, но не надо больше о судьбе и редкой профессии! Тебе уже по ночам звонят, а ты все о какой-то там «чистой воде». Оглянись вокруг! Все кругом продано! Если уж в Думе нашей…, да что там говорить. А ты на танк с голой задницей, то бишь, со своим спецрепортажем! Хватит! Мне жена нужна, а не воспоминания!

- Вань, но у меня все получится, вот увидишь. Такой материал сняли, в ломбарде все просто ахнут, как говорит наш оператор Витек Тадыщенко!

Иван обнял жену и поцеловал в губы.

- Ну, только последний раз. Я тебя прошу, брось ты это занятие. Хочешь снимать - давай в «Доброе утро»! Будешь там про Хрюшу и Степашу рассказывать.

- Ты как мама.

А что? Бабушек и дедушек слушаться надо. Они плохого никому не посоветуют!

*     *     *

 

Квартира Сергея.

 

В маленькую комнату проник яркий лучик солнца. Будильник, стоявший на столе среди кактусов и компьютерных прибамбасов, уже сыграл побудку. Однако молодой человек продолжал нежиться в постели.

Утренний сон был легким и добрым. Вкусно пахло свеже-скошенной травой, приятно покалывавшей ступни ног. Слышалось жужжание пчел. Рядом вертелась ласковая собачонка, которая так и норовила лизнуть своим теплым и влажным языком руки человека. Вот она, наконец-то, подпрыгнула повыше и умудрилась уткнуться мордочкой прямо в нос Сергея.

- Сережа, уже пора! 

Сергей открыл глаза. Возле кровати стояла бабушка и гладила его по щеке своей теплой и пахнущей тестом рукой.        

- Завтрак готов, внучек. Не проспи!

- Хорошо, бабуленька! Спасибо. Еще чуть-чуть, минут пять. Досмотрю и встану... Породу не разобрал.

        - Чего-чего? Ты о чем?

- Всё! - Сергей сел на кровать. - Завтра досмотрю. Да мне опять собачка эта приснилась, ласковая такая! Только не пойму, что за порода. Вроде как бельгийская шипперке.

- Эк, куда тебя занесло! А попроще не было?

- Не, бабуля. Только така-а-я! - Сергей широко зевнул и, похлопав себя по молодецкой груди, направился в ванную комнату. - Гуляли по лугу мы с ней. Это, говорят, к хорошему.

Бабушка оглядела внука и тяжело вздохнула.

- Жениться тебе надо, шипперке! Вот это и будет к хорошему. Твоя мама, говорит, что тоже не прочь с малышкой по свежескошенному лужку прогуляться. - Анна Павловна вынула из кастрюльки сваренные сосиски и положила их на тарелку. - Эх, уехать бы в деревеньку! Коровку бы завести там какую... Надоел этот лязг да грохот за окном. В городе сутолока одна, не то, что раньше. Не могу к этому никак привыкнуть. Даже на пенсии...

Говорила она теперь только для себя. В ванной шумела вода, и Сергей не мог ее слышать.

- Вон, какой парень-то, ну и что, что милиционер? Вертихвостки несчастные! - возмущалась Анна Павловна поведением потенциальных невест. - Жених для них, видите ли, не перспективный! Всем бизнесмена подавай! Или генерального директора, пусть хоть морга или свалки помойной. Да наш Сережка любому фору даст! А вдруг он скоро у нас повышение получит! Да и две тысячи тоже на дороге не валяются!

Анна Павловна накапала себе валерьянки в стакан и долила холодной кипяченой воды.

- Да, это раньше мы по форме с ума сходили. А теперь от нее девки шарахаются, как драные кошки по амбару.

Сергей вышел из ванной и направился на кухню.

- Чёго ты, бабуля, про кошек-то говорила? Может, заведем какую? Соседи сверху, вон,  перса предлагают!

- Да я не о тех котятах толкую, Сережа. Я о тебе, товарищ лейтенант внутренних дел!

Сергей принялся за сосиски. Бабушка налила ему горячего чаю и пододвинула чашку.

- Ты сегодня долго?

Сергей кивнул головой.

- Нет, но вечером я к Наде. У неё тоже сегодня день рождения!

- Ах, да! Совсем забыла, старая. - Анна Павловна всплеснула руками. - А в подарок что, опять духи?

- Ну а что я могу? И цветы, конечно...

Анна Павловна открыла шкафчик и извлекла оттуда целлофановый пакет, перевязанный синей лентой.

- На, вот! Заначка моя!

- Да ладно! - Сергей отмахнулся.

- Бери! Купи что-нибудь путное. Ты своими духами всех невест распугал. В прошлом году мне ещё жениться грозился! Ну и где мои правнуки?

- Бабушка!

- Духи можно только разведенной женщине дарить! Ей, может, и деваться уже некуда. По себе знаю, как это не прискорбно.

Анна Павловна отвесила внуку легкий подзатыльник.

 

*     *     *

 

Двор дома Лариных.

 

Елена Ларина села в «шестерку» и завела двигатель. Она протерла стекла и пристегнула ремень безопасности. Елена Петровна протерла тряпкой зеркало заднего вида.

Молодой парень с видеокамерой на плече снимал весь процесс выезда Лариной из гаража. Он старался незаметно приблизиться к машине. Вдруг дверка открылась.

- Сосков! Еще бы на минуту опоздал и в Останкино добирался бы своим ходом.

- Виноват, Елена Петровна! Больше не повторится!

- Садись, Игорь.

Игорь осторожно сел, боясь задеть видеокамерой "Бетакам"  за металлические части машины.

- Ладно, Сосков, мне известно о поручении, которое тебе дали мои домочадцы в связи с приближающимся днем рождения. Но если ты и не успеешь к моему юбилею с этим  шедевром классического подглядывания за передвигающимся объектом, то я тебе буду даже благодарна.

- Проболтались, значит…

- Нет, Игорь, это я просто очень наблюдательная.

- Понял, Елена Петровна, но заказ есть заказ!

- Только, чтоб я больше этого не видела. Неприятно как-то, вроде шпионства за мной.

- Понял, не дурак.

- Вот именно.

 

*     *     *

 

Управление внутренних дел. Кабинет.

 

В просторном кабинете сидел мужчина и курил дорогую сигару. Он смотрел телевизор. По одному из каналов анонсировали специальный репортаж Елены Лариной о разоблачениях преступной группировки.

Мужчина снял трубку и набрал номер. Ему ответили.

 - Чего не понятно? Я же сказал, что этого репортажа быть не должно! Что? Останкино? Тебя смущает десятый этаж? Уж не высоты ли ты боишься? В общем, так. Пленки завтра должны быть у меня. Иначе самого на этот шпиль задницей посажу. Понял?

 

*     *     *

 

Квартира Лариных. День рождения Елены.

 

- Позвольте мне, уважаемые гости, - Иван в парадной пограничной форме встал со стула. - Мне кажется, что я больше, кроме мамы Анны Павловны, естественно, знаю нашу Елену Петровну. Поскольку являюсь её первым, и пока единственным мужем!

Гости одобрительно закивали головами.

- Так вот! Нас трое мужиков!

- Эт-то кто же? - раздался чей-то голос.

- Не перебивать тостующего! - вступился за Ивана сосед.

- Ну, кому интересно, могу сказать. Я, сын наш Сергей, кстати, лейтенант милиции, и кот Терентий! И все мы очень любим нашу маму, и оч-чень её бережем! Более того, мы ею очень гордимся! Об одном жалею: поздно мы с ней встретились, да и по границе долго мотались, родину охраняя. А проживи бы мы всю жизнь на одном месте? И дочка бы у нас еще была, да и счастья было бы несоизмеримо больше!

- Девочку еще не поздно! - взвизгнул все тот же голос.

Сосед опять его заткнул.

- Сначала у себя сотвори, Витька! А сейчас не мешай моему брату тосты произносить! Говори, Ваня.

Иван продолжал.

- Со мной творится что-то неладное. В недалеком будущем мне тоже, значится, юбилейная годовщина грядет. И буду я, как говорится, полноправным ветераном. Но все чаще и чаще ловлю себя на мысли, что еще сильнее люблю свою жену.

- Здорр…

Брат закрыл Витьку рот своей огромной рукой.

- Да-да! Люблю. Вот ведь парадокс какой. Казалось бы, столько лет прошло, мог бы и привыкнуть к ней. Но каждый год я смотрю на нее по-новому. И каждый год снова влюбляюсь в нее. По-моему, в этом и есть счастье? Так? Тогда разрешите мне при всех вас, извини, моя дорогая,  - Иван обратился к раскрасневшейся от такого тоста жене, - сказать, что я тебя люблю! И сколько бы тебе лет не было!

- Ур-ра! - заорал брат Ивана. - Горько!

- Горько!! - заорали засидевшиеся гости.

Иван нежно обнял вставшую со стула Елену и поцеловал ее прямо в губы. Гости затихли. Кто-то принялся, было, считать, но его одернули.

Иван долго не мог оторваться от губ Елены. Она была хороша сегодня как никогда. Он мог бы еще долго стоять так, но позавидовавший ему брат прервал затянувшийся поцелуй.

- Кхе!

Иван оторвался от жены и заслужил бурные аплодисменты.

- Извините, забылся! Где это я? В раю?

Гости захохотали. Шутка удалась.

Заиграла музыка, гости пустились в пляс.

Сергей незаметно выскользнул из-за стола и принялся надевать ботинки.

- Ты куда, сынок? - Елена спросила своего сына.  - А торт?

- Мам, я к Наде. У нее сегодня ведь тоже день рождения. - Сергей поцеловал маму в щеку. - Я только поздравлю ее и вернусь. Скоро!

- Ну, если так…

- Не сердись, мам.

- Да ладно, Сережа. Я же все понимаю. Беги!

- Спасибо, мам!

*     *     *

 

Автобус.

 

Сергея ехал в переполненном автобусе, стоя на задней площадке с букетом прекрасных роз.

С горем пополам автобус дотащился до Надиного дома. Поправив галстук, сковывающий шею стальным обручем, Сергей  вошел в прохладный подъезд пятиэтажки.

*     *     *

 

Категория: Мои файлы | Добавил: pravmission
Просмотров: 232 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0