Меню сайта

Категории каталога

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 67

Форма входа

Поиск

Статистика

Книги

Главная » Файлы » Мои файлы

МОЛОДО - НЕ ЗЕЛЕНО (повесть из цикла «Моя граница») автор: Александр Машевский. Часть 9.
[ ] 29.06.2009, 18:49

Несколько раз  Васек и сам становился объектом нападок отвыкших от ласки и несобачьего обращения, обездоленных и обозленных на свою скотскую судьбу некогда сытых "шариков" и "полканов".

     Но и это не могло повлиять на отношение к животному миру.

     Пришлось завести "свою" собаку.  Все свободное время Савочков отдавал воспитанию быстрорастущего щенка колли. Их высшим достижением стала оценка "отлично" на городской выставке собак.

     Затем ветеринарный техникум и полгода работы  на  ветстанции до призыва в пограничные войска.

     Злополучная "ноябрьская фиеста" изменила многое в его отношениях с замполитом.

     Лейтенант Осевой уже не замечал на лице сержанта и тени снисходительного отношения, может даже и неудовольствия, как это бывало  в  первые  дни,  когда Алексей делал ему замечания или отдавал распоряжения по ремонту питомника.  Озорные глаза белобрысого сержанта смотрели на Осевого теперь как на старшего товарища, человека интересного, быстро освоившегося в коллективе заставы.

     Алексею нравилось работать с людьми.  Все свободное время находился среди  личного  состава.  Неожиданно пришло в голову,  что вопросы, которые ему "подбрасывались" в первые дни,  с хитринкой и коллективно надуманные,  вдруг сменились на конкретные, житейские, требующие пусть не сиюминутного,  но простого,  понятного им  солдатского ответа.  Вопросы самые разнообразные,  только успевай.  В основном все же о выборе профессии и о любви.  Разговор о  последнем,  честно говоря, у него не получался. Трудно говорить о том, в чем еще и сам как следует не разобрался.

     Спасали "взрослые"  книги,  прочитанные ранее.  В основном из них черпалось все, что Алексей считал нужным сказать на эту тему. Лейтенант Осевой по-мужски, по-настоящему полюбил свою заставу. Ему нравились пограничники второго года службы,  всегда подтянутые, готовые на любое трудное дело. Им через пару месяцев домой.

     Тяжело будет расставаться с ними. С тем же сержантом Савочковым...

     Ему нравился негромкий, размеренный пульс заставской жизни, иногда взрывающийся  мобилизующей,  пусть даже трижды уставшего воина,  командой "В ружье!".

     Граница приняла.  Радостно было на сердце лейтенанта.  Прошло еще три трудных месяца.  Наверное, самых трудных из всего времени жизни. Времени становления.

     Ургав постепенно привык к Алексею.  Завидев лейтенанта, он вскакивал и начинал метаться по вольеру,  радостно взвизгивая и виляя хвостом. Алексею казалось,  что иногда глаза Ургава выражали согласие и готовность дружить.

     - Ну вот, дорогая моя собачища! Вспомнить страшно, что в первые дни было!  Хоть на съемках "Собаки  Баскервилей"  пробуй.  Дай время! И  мы будем с тобой настоящими друзьями!  - говорил Алексей понимающе урчавшей собаке.

*     *     *

     Тревога как всегда неожиданна.  На то она и тревога.  Вернувшись под утро с проверки, Алексей выпил кружку наскоро заваренного чаю и,  предвкушая прелесть трехчасового утреннего сна, стал неторопливо раздеваться.

     Зуммер микротелефонной трубки рассеял все радужные грезы.

     - Товарищ лейтенант! Дежурный по заставе ефрейтор  Серпухов. - Сработал пятый левого...

     - Бегу!  - только и сказал Алексей,  зная, что капитан Звягин наверняка уже отдал необходимые распоряжения.

     От офицерского дома до здания заставы каких-то полтора десятка шагов. Пробегая, Алексей заметил, что на небе еле-еле обозначился рассвет, высвечивавший на горизонте тяжелые контуры высоких деревьев. В воздухе чувствовалось приближение моросящего и холодного дождя, возможно уже и первого снега.

     Тревожная группа  быстро  собиралась  в дорогу.  Пограничники привычно вытаскивали из шкафов и пирамид  все  необходимое.  Ургав нервно перебирал лапами,  тихо скуля у крыльца заставы, вздрагивая от утреннего холода.

     - Если что-нибудь серьезное, - подумал Алексей. - То в твоей шкуре, дружище, да и нам всем будет не то слово, что жарко!

     Взвизгнув тормозами,  остановился "УАЗзик".  Водитель  открыл заднюю дверку.  Ургав метнулся было к машине,  но поводок заставил его вернуться на прежнее место.

     - Вот что, Алексаныч! - Алексей несколько удивился такому обращению. -  Давай-ка  на  “левый”.  Проверь  этот  “пятый” хорошенько.      Зверье-то уже отшалилось за ночь.

     - Есть, товарищ капитан!

     - Радиостанцию взяли?

     - Так точно!

     - Действуйте!

     Вот и  наступил  (в который уже раз) тот самый момент,  когда застава, как целостный живой организм, поглощена единым стремлением - перекрывая нормативы, выйти в указанные точки и квадраты,  быстро определить причину создавшейся ситуации,  найти, задержать, а если потребуется, то и уничтожить нарушителя. Граница должна оставаться  неприкосновенной! Это нигде и никогда не обсуждается!

     Из-под колес несущейся машины, суматошно хлопая крыльями, шарахались перепуганные тетерки.  Ошалевший от неожиданного и яркого света заяц долго метался в лучах фар,  а потом, по всей видимости, предельно отчаявшись, метнулся с дороги в непроходимую чащу.

     Проезжая по  пятому  участку  вдоль контрольно-следовой полосы, Алексей сразу же обратил внимание на то,  как резко выделялись  на профиле даже  при слабом утреннем освещении кем-то наспех заделанные следы.  Сердце сжалось и резко заколотилось.  Кровь ударила  в лицо.

     - Вот оно,  Алексей!  То, с чем ты должен был когда-то встретиться! - подумал лейтенант.

     Лейтенанту Осевому казалось,  что он отдает команды  каким-то чужим голосом.  Похоже, за его спиной стоял и руководил другой человек, привыкший уже к таким ситуациям.

     - Спокойно,  Алёша,  спокойно. Все будет хорошо! - успокаивал Алексея двойник-помощник.

     Лейтенант в этот момент и не думал,  что может в чем-то запутаться, принять другое решение.  Он не имел на это права.  Решение должно быть правильным и очень быстрым. Ему казалось, что еще одна лишняя  секунда,  и он будет выглядеть в глазах подчиненных растерянным новичком.  Мозг работал над выбором только  одного,  самого оптимального варианта!

     - Савочков, собаку на след!

     - Рядовой Кирюхин, доложить на заставу!

     - Савочков,  вперед! Тревожная группа, за мной! - скомандовал Осевой.

     Сержант Савочков со своим Ургавом стремительно исчез в лесу.

     - Главное,  не отстать от инструктора! - думал про себя Алексей. - Не отстану, не должен. Хотя с Ургавом бежишь как на привязи у хорошего тягача.

     Ургав шел по горячему следу.  Не по такому,  как он привык на тренировках. Это был неприятный ему след чужого человека!

     С чем можно сравнить преследование по лесу, по болоту ненастным осенним утром?  Это не бег по  пересеченной  местности,  когда знаешь, что где-то, уже недалеко, тебя ждет финишный транспарант  и повар со сладким  чаем.  Это не рядовая тренировка на выносливость с полной выкладкой!  Это все значительно труднее.  Ты не должен  переводить дух и останавливаться хоть на секунду раньше времени. Ты не имеешь права позволить себе даже чуть-чуть расслабиться. Ни в коем случае нельзя  уповать  на то,  что где-то там впереди есть непреодолимое препятствие, есть тот, кто может подстраховать тебя на всякий случай!  Как бы ни было тяжело, ты должен отбросить эти лезущие в голову мысли. Ты сгусток нервов! Духовные и физические силы в едином порыве! Все работает на выполнение задачи -  задержать  нарушителя границы,  которым руководит страх и обычный для этой категории людей животный инстинкт оторваться от преследователей! На карту поставлено все, а может даже и сама жизнь.

     Алексей почувствовал, как стали наливаться тяжестью ноги. Зло и неприятно  зачавкала  болотина.  Дышать становилось все труднее, пот застилал глаза.  Пришлось сбросить китель.  Рядовой Кирюхин  с радиостанцией безнадежно отстал.

     - Вот, Ургав, уже и жарковато нам! - прохрипел Алексей, в который раз  перепрыгивая  через закамуфлированное бело-зеленым мхом, поваленное временем дерево.

     Алексей старался не упустить из виду Савочкова. В пылу погони сержанту веткой сбило фуражку, и его белокурая голова служила прекрасным ориентиром в темном, еще не проснувшемся лесу.

     - Ой! - громко вскрикнул Савочков, падая. - Нога!

     Ургав натянул поводок и,  загребая лапами мох,  продолжал тащить инструктора за собой.  Алексей подбежал к ним. Савочков бледный, стиснув зубы, недоуменно рассматривал свою левую ногу.

     - Вот черт!  Что же это?  - он попытался встать.  Собака, почувствовав слабину поводка, рванулась дальше. Савочков вскрикнул и упал как подкошенный.

     - Что случилось, Васек, что?

     - Не знаю,  товарищ лейтенант! Что-то с ногой, вот здесь. Это я когда через бревно перемахивал...  Зацепился,  а там вон яма.  - Савочков еще сильнее стиснул зубы и замолчал.

     Алексей попытался  снять  сапог с ноги сержанта.  Острая боль заставила Савочкова вскрикнуть и прикусить до крови нижнюю губу.

     - Не надо, товарищ лейтенант... больно! Как же я, а? Вот растяпа! - ругал себя Савочков. - Ведь уйти может, товарищ лейтенант!

     - Лежи здесь!  Догонят ребята, укажи направление! Сообщите на заставу! Давай Ургава!

     - Понял вас, товарищ лей... - Савочков передал поводок и согнулся от нахлынувшей боли.

     - Ургавчик, родной, вперед! - произнес Алексей.

     Ему показалось, что собака, услышав команду, повернула голову и понимающе посмотрела на сержанта Савочкова и своего нового вожатого. Ургав присел,  резко натянул поводок и  бросился  по  следу, чувствуя близость нарушителя.

     - Вперед,  Ургав! - подбадривал его Алексей. - Вперед, дружище! Замечательный ты мой пес!

     Он понимал, что до встречи с неизвестным осталось совсем немного.

     - Слышишь, Ургав! А он от нас не уйдет!

     Ургав работал  на совесть.  Своим собачьим чутьем,  способным различать до полумиллиона запахов, он выбирал только один, тот самый неприятный и зливший его запаховый след.

     Все слилось воедино. Бег и прерывистое дыхание человека и собаки. Поводок звенел, как тетива.  Алексей знал, что его надо будет отпустить в нужный момент. И такой момент наступил.

     Невдалеке, пытаясь   маскироваться  низкорослым  кустарником, горбатилась фигура бегущего человека. Вскоре Алексей стал уже четко различать мотающийся в разные стороны зеленый рюкзак.

     - Фас! - скомандовал лейтенант и выпустил поводок из рук.

     Ургав словно  ждал этого.  Длинный ремень тонкой линией вился следом за собакой, будто летевший над землей. Мощный прыжок! Ургав и сбитый с ног нарушитель покатились по мху.

     Алексей и впоследствии не винил умную собаку за то,  что  она не рассчитала  и  схватила зубами за этот злополучный зеленый рюкзак.

     Первым опомнился человек.  Вскочив на ноги и скинув  рюкзак, он с силой ударил Ургава в живот тяжелым сапогом.  Собака с визгом отлетела в сторону.

     - Стой!  Руки вверх!  Буду стрелять!  - закричал  Алексей.  - Брось нож!

     Нарушитель понял,  что проиграл.  Однако в его глазах все  же судорожно металась,  не угасала  искорка  преступной  надежды.  На что?! Заросший, с измятым и потным лицом, детина испепеляюще смотрел  на  лейтенанта.  Дрожащая рука сжимала рукоять огромной самодельной финки.

     - Убью,  гад!!! - дико заорал верзила и бросился на пограничника.

     Алексей уклонился влево,  правой ногой нанося удар в пах. Нарушитель согнулся напополам и взвыл от боли. Собравшись из последних сил, он все-таки сумел метнуть в лейтенанта свой нож.

     - Ерунда, должно быть, царапина! - подумал Алексей, когда острое  лезвие коснулось предплечья.

     К бандиту стрелой метнулась тень.

     - Убери собаку,  сволочь! Убери собаку! - истошно заорал верзила, барахтаясь в грязи и, пытаясь высвободиться из стальных  клыков Ургава.

     - Молодчага, Ургав! - доля секунды, и Алексей уже сидел верхом на детине,  выворачивая за спину одну за другой сильные руки нарушителя.

     - Товарищ лейтенант, я здесь! - подбежал запыхавшийся и насквозь мокрый Кирюхин.

     - Что с Вами, товарищ лейтенант?!

     - Все хорошо,  Кирюхин!  Оттащи собаку за  поводок,  разорвет ведь! - сказал Алексей.

     Кирюхин с опаской взялся за поводок и сделал попытку оттащить Ургава от орущего благим матом верзилы. Ургав не поддавался. Цепко захватив плечо,  он сводил счеты со своим  обидчиком,  причинившим ему сильную  и  оскорбительную боль,  с которой он ни разу в жизни не был знаком.

     С противоположной стороны от границы бежали люди.

     - Товарищ капитан!  Нарушитель государственной границы задержан! - доложил Алексей.

     - Спасибо, замполит! Молодцы вы все! - проговорил Виктор Иванович. - Евсеев, индпакет, живо!

*     *     *

     Днем на заставу прибыл вертолет.

     - Зачем же меня в госпиталь? Я здоров! Ну, подумаешь, царапина! Вот Савочков - другое дело! - отбивался Алексей.

     - Ничего, ничего! Все будет хорошо! - успокаивал Звягин. Если рана окажется пустяковой,  так скоро и назад приедешь. Лечись! Да, если б не Ургав... 

По мельничному раскручивая винт,  вертолет медленно оторвался от земли и, сурово набычась, рванулся навстречу ветру.

     Алексей сверху смотрел на свою заставу.  Внизу,  рядом с площадкой, стояли его теперешние друзья, близкие и надежные люди. Они провожали отлетавший вертолет,  придерживая руками срывающиеся фуражки.

     Что-то вспомнив,  лейтенант начал  судорожно  искать  глазами среди построек заставы питомник. Вот он!

     Алексей ясно представлял себе понурого,  неподвижно  лежащего Ургава, его полуприкрытые, наполненные невыразимой тоской глаза.

     - Ургав, Ургавушка! - ресницы лейтенанта стали непозволительно влажными,  и он еще сильнее прижался лбом к холодному стеклу иллюминатора.

Категория: Мои файлы | Добавил: pravmission
Просмотров: 272 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0