Меню сайта

Категории каталога

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 67

Форма входа

Поиск

Статистика

Книги

Главная » Файлы » Мои файлы

С А М О С У Д. (Повесть) Ч.3. (автор: Александр Машевский)
[ ] 08.07.2009, 14:32

      IV.

 

     - Жива!  Слухай,  Кузьма,  жива девка-то! - сказал дед Тимофей, уловив слабый стон девушки. - Это кто ж тебя так снасильничал-то, милая?

     Старики развязали путы и бережно положили умирающую на простынь, прихваченную Кузьмой из дома.

     - Давай, Кузьма, галопом! - приказал Тимофей, берясь за  углы. -  Плохо девке-то. Помрет, не ровён час!

     Поминутно останавливаясь для передыху,  спотыкаясь о кочки  и прочие дорожные неровности,  мужики доставили почти бездыханное тело в избу к Аникеевне.  Ждавшая их  старуха от всего увиденного сама грохнулась в обморок. Откачивать пришлось обеих.

     Настя беззвучно  плакала и слабеющей рукой показы-вала,  что хочет пить. Её положили на кровать и накрыли бабкиным фланелевым халатом.

     - Господи, прости!  - подскочил дед Тимофей. - Да никак это Настёна, Клавдина внучка?

     - Да она,  она! - Заголосила Аникеевна. - Такую жисть порушили, ироды окаянные! Гореть вам в огне! Ужо бы я этих кобелей шелудивых!..

     Старуха сжала сухонький кулачишко и погрозила кому-то в окно.

     - Слышь,  Кузьма,  засаду надо поставить!  Чует моё сердце, что вернётся гад!  Вон, видел, водки сколько осталось недопитой, торт ещё не сожран, да и пинжак валяется. А?

     Кузьма долго и плохо соображал.

     - Каку засаду-то? На кого?

     Тимофей разозлился.

     - Да на преступника!  Тебя чё,  не учили в твоем эмвэдэ засады ставить?

     - Ну...

     - Тады пошли, боец Ефремов! Где ружьецо-то твоё?

     - А вдруг их несколько? - трусил Кузьма.

     - Если так,  то я  один пойду, инструктор ты хренов! - Тимофей решительно направился к выходу.

     - Ой, родненькая моя,  ой дитятко!  - раздался крик Аникеевны. - Да за что ж тебя так? Господи святы!

     Старики разом кинулись в горницу.  Старуха стояла на коленях  и истово крестилась.

     Настёна умерла...

     Тимофей закрыл ей глаза и вышел во двор.

     На крыльцо выскочил Кузьма Егорович  с двустволкой  в  руках.

     Теперь командовал он.  За его плечами висел вещмешок, набитый каким-то тряпьем.

     - Так! Клади "куклу" на лавку для имитации,  а сам с берданой на полог ложись!  Целься только в ноги. Живьём брать будем. А я с тылу зайду. И как только свистну, взводи курок и кричи: "Хенде хох"! Понял? Возьмем волка, не боись! Не впервой!

     - А, вспомнил, эмвэдэшник несчастный!

     - Не грубить лейтенанту в отставке, бывший сержант! - Кузьма взял свое ружьё и растворился в кустах.

     Ждать пришлось долго, считай, до самого утра.

     ...Наодеколоненный садист шел по  тропинке  к заброшенной бане,  тихонько мурлыкая песенку. В руке болтался полиэтиленовый пакет с портретом Курта Кобейна, рок-музыканта, загнувшегося от передозировки наркотика.

     - Где же ты, моя Сулико? - Юрка пнул ногой дверь и во-шел в баню. - Я тут, Пенелопа! Легкий завтрак, секс и в путь!

     Он вытащил из кармана зажигалку и осветил парилку.

     - Руки! - дед Тимофей взвел курок берданки.

       Годы “тренировок” сказались: Юрка бесприкословно поднял руки вверх.  В неярком пламени он вдруг увидел страшное лицо старика и ружьё,  направленное ему прямо в голову. Но замешательство длилось недолго.  Парень выронил зажигалку и ударил по стволу.

     - Хрен вам, менты поганые!

     Смачный удар прикладом в лоб уложил его на пол.

     - Эк, какой прыткий,  видали мы таких.  - Кузьма, явно довольный собой, стоял в дверном проёме.  - Вылазь, Тимо-ха, допрос учинять будем по полной форме!

     Вылитое на голову ведро холодной воды привело Юрку  в  чувство. Он попытался встать,  но не смог.  Руки и ноги были привязаны к лавке, на которой ещё недавно лежала его жертва.

     Вообще-то он и не думал убивать Настю. Он просто хотел  так и оставить её. Оставить навсегда. А  мало ли кто её изнасиловал?  Водила  не продаст,  а слепая бабка Клава его не видела...

     Юрка открыл глаза. Сквозь пелену тумана проступили лица двух стариков, склонившихся над ним.

     - Кто таков?  Фамилия,  имя,  отчество. Адрес и год рождения! - выпалил дед Кузьма.

     Юрка аж зашелся.

     - Да вы чё,  козлы! Я вам дам адрес! А ну-ка развяжите, с-суки, мать вашу!  Больно же! - орал рыжий подонок, расчитывая запугать дедов и заставить их ретироваться.

     - Я повторяю! - повысил голос дед Кузьма, отвешивая рыжему приличную оплеуху.

     Тимофей схватил его за локоть.

     - Ты совсем,  что ли?  Он же лежачий! Наловчились там с Берией, понимаешь.

     - Ну, так и развяжи возьми!  Он тебя сейчас здесь не только козлом сделает,  - обиделся Кузьма. - И не мешай мне больше протокол вести, оскорбленец!

     Тимофей замотал головой.

     - Да я не в этом смысле. Не прибей только скотину раньше времени!

Кузьма Егорович  оценил оказанное доверие и приступил к допросу с новой силой.

     - Последний раз спрашиваю, кто такой?

     - Во,  козёл драный пристал! - Юрка пытался освобо-диться. - Р-р-развяжите, идиоты старые! С-суки!

     Новая оплеуха охладила пыл.

     - Не ругайся в присутствии старших,  - учил жить дед Кузьма,  - отвечай прямо и не юли.  Где был прошлой ночью?  Мы тебя тут видели вчерась с одной верти-хвосткой.

     На его языке это означало взять на понт.

     Юрка вздрогнул. Значит, сбежала и проболталась. А он, дурак, попёрся на прощальную свиданку! Да, дал маху.

     - А  это вы про Настьку!  - тут же прокололся рыжий. - Так она же ушла! Ага! Ну, целовались мы.  Снова обещались здесь встретиться... Может, придёт.

     Теперь уже не сдержался дед Тимофей и что есть силы  приложился к уху наглеца.

     - Цыловаццы, гад! Зачем снасиловал, сволочь?

     Юрка затряс  головой.  Он  и не ожидал такого поворота дел от этого тихого старика.

     - Да  не насиловал я тут никого.  А вот мне стоит только свистнуть, и вас тут всех перетрахают,  всю деревню! По-нял, козёл? Я тебе это обещаю! С-суки!

     Дед Кузьма заскрипел зубами, но бить этого урода больше не стал.

     - Тимофей! - послышался приказ Кузьмы. - Обыскать подозреваемого! Расстегнуть ширинку  и  оглядеть  отрос-ток  на предмет определения его бывшей работоспособности! А именно, применялся ли он недавно!

    - Эт-то кто же и в чем подозреваемый?  Это я,  что ли?  Дала она мне разок,  ну и что? Хотите, и вам даст! - циник выдохнул из себя тяжелые пары похмелья.

     Тимофей долго возился с узкими  Юркиными  карманами.  Трясущимися руками он  достал  толстый  бумажник,  набитый  непонятными нерусскими деньгами, всевозможными справками и удостоверениями.

     - Кхе,  - прокашлялся Тимофей,  - по документу-то ты Меконин Юрий Петрович! Одна тысяча девятьсот семьдесят пятого года рождения. Постой-ка, постой! Да ты никак еще и земляк наш?

     Кузьма, ведущий допрос, выхватил паспорт.

     - Уж не Петьке ли Меконину сыном будешь причитаться, царствие ему небесное. Тот тоже был таким же рыжим, как медный таз.  А ну, смотри мне в глаза, скотина!

     Дед Тимофей ткнул в паспорт корявым крестьянским пальцем.

     - А ето что за приписочка, Кузьма?

     - Да тебе,  Тимофей, пора бы уже и знать,  - Кузьма хмыкнул. - Сидел этот субчик в местах не столь отдаленных. По какой статье, засранец?

     - Статья сто пять, часть вторая, пункт "д", от восьми до двадцати лет либо смертная казнь, или пожизненное ли-шение свободы в соответствии с новым  Уголовным Кодек-сом,  введенным в действие Федеральным законом нашей Российской Федерации.  Принят Госдумой 24 мая девяносто шестого. Еще вопросы есть? С-суки!

     - Тьфу ты,  черт!  - Кузьма стукнул деда Тимофея по пле-чу.  - Так это ж он, паскуда, тогда в скверике у школы маль-чонку ногами до смерти забил! Явился,  значит,  падаль,  для нового злодейства!  Был бы  твой батька жив - задушил бы тебя голыми руками!

     Юрка снова рыпнулся с лавки.

     - А я бы его прежде!  Говно, а не батька! Только и знал чужих девок по кустам щупать! Так и сдох в кустах по пьяни!

     - Не страми родителев! - вмешался Кузьма. - Он тебе жись дал!

     - А на кой она мне такая? Где они, родители? С детских лет мне никто конфетки в рот не сунул.  Смотри,  бля, - Юрка пошевелил татуированной рукой, - сколько я годков на зоне оттянул!  Не за родителей ли?  Глядите, с-суки,  когда моё детство закончилось!

     Юрка вдруг зарыдал.

- А вы мне тут изнасилование шьёте! Да она сама ко мне на вокзале пристала. Хочу,  грит,  попробовать первый раз по-настоящему.  Баньку, грит, знаю на берегу одну  забро-шенную. Только пойла, грит,  принеси  да  закуски купи послаще.  Ну я торт и приволок, этот, с розочкой.  Тогда и подумал,  - нёс  ахинею  рассопливившийся совратитель, - куда она без меня?  Всё одно на панель пойдет, не за пьяного же тракториста замуж?  Уж лучше я её по-свойски научу, чё к чему...

     - Ну и где она сейчас? - прервал его дед Тимофей. - А?

     Из паспорта выпал розовенький билет, и Юрка это заметил.

     - Да где-где!  К водопаду* обещалась подойти.  Едем мы на курорт сегодня в Симферополь,  а потом в Ялту!  Вот и билетик купил ей. Фамилию, правда, не знаю,  купил на свою.  Ничего,  доедем. А здесь, как видите, её нет, ушла куда-то.

     - Ушла,  говоришь?  Без билета?  - озверел Тимофей. - На тот свет она ушла, сволочь!

     - Но-но,  вы чевой-то!  Какой свет? - Юрка попытался отшутиться. - От любви разве кто уходит добровольно?

     Тимофей все-таки врезал ещё раз ему по морде.

     - Прекрати,  сукин сын! Умерла твоя попутчица! Так я тебе и поверил, что ты тут языком треплешь! Душегуб! Она внука моего, Лёшки, невеста! Береги, сказал, дед, святая она, толькось раз и целовал. Приеду из армии  - обязательно женюсь!  - Дед вытер слезу.  - Ты чё натворил-то, вражина? Чё наделал-то? Год ведь осталось ждать девченке!..

     Дед не смог удержаться от слёз и закрыл лицо руками.

     - Ты, гришь, никому не нужен? Да ты молодой, сам найдёшь кого захочешь, - зачем-то взялся воспитывать дед Тимофей. - Когда дед с бабой никому не нужны - вот где беда! Сколько мне этой жизни осталось, так чего ж я её по-человечески-то не должен дожить до конца? Сдохнем мы с бабой,  и похоронить будет некому!  Вон Глафира Томилина,  если помнишь,  Кузьма,  почитай шесть месяцев

на полу пролежала высохши,  пока почтальонша наша ми-лиционера не притащила со станции.    А тут бы  правнучки

___________________________________

*водопад - поезд

 

 

 

попискивали,  забота бы и о нас, старых, тоже... Вот чего ты нас лишил! Супостатина!

     - Да, - согласно кивнул Кузьма, - все мы тут засохнем в свое время и по отдельности! Кто позаботится? Моложе шестидесяти у нас на энтом хуторе и нет никого.

     Юрка открыл бесстыжие глаза.

     - Нашли горе, - осклабился подлец, обнажая неровный ряд гнилушек. - Да найдет ещё себе и не одну твой внук!  Вон на  станции  бабья - пруд пруди. Губки пухленькие. На любой вкус менуэты проворят, закачаешься! Может, я смотаюсь быстрёхонько, а?  Такую баньку на троих сварганим, надолго запомнится, факеры*! А-то мне не резон за всю  мазуту* отвечать.

     Старики остолбенели.

     - Ну, ты смотри, падла, ничего не понимает! Хоть ссы в глаза, всё равно божья роса!  Дай,  Тимоха, берданку, шмальну в это отродье - и дело с концом!

     Тимофей отодвинул ружье подальше в угол.

     - Да я и сам бы не прочь угвоздохать этого мерзавца! Но всё не по-людски как-то.

     - Как это не по-людски?  - взвился Кузьма.  - А ему,  скотине, не по-людски можно?  Ты же сам вчерась трясся,  задушить мечтал  гадёныша своими руками! Так что же тебя держит?  Может его ещё и ментам сдать?

     - Во-во! Ментам и сдайте меня! Гапоны* всё по закону  сделают, в натуре! Мы им часто сламу даём на гурт*.

     - Заткнись,  советчик!  - рявкнул Кузьма.  - Да ты чиво,  старый?! Вон глянь, скока у него денег - от чего хошь откупится, тварь этакая!

     Он помолчал и продолжил.

*факер - любитель секса

*за всю мазуту - за все сделанное

*гапон - милиционер

*давать сламу на гурт - сложиться на взятки работникам милиции

 

 

 

     - Ну,  а как бы ты поступил, если бы тебе всю демократическую власть в руки дали?  Считай, ты сам того фашиста захватил, который тогда тебя в плен взял. Как тебя мучили, помнишь?

     - Расстрелял бы или повесил!

     - Вот и ладненько! Стащим щас его в овраг и шлёпнем! Бабке моей, Аникеевне, скажем, что сбёг! Мол,  вдогонку стреляли...

     - Не,  - Тимофей поскрёб затылок. - Нельзя. Уж больно просто как-то. Да и соль у меня в ружье-то. Если в упор тока...

     Юрка смотрел на стариков, плохо понимая, о чем сейчас идет речь. Однако, почувствовал:  надо что-то делать, судьба его решается. - Эй,  вы чего удумали, палачи говённые! Да мои парни сейчас придут - враз вам рога своротят!

     Дед Тимофей закрыл широкой ладонью поганый Юркин рот.

     - Знаешь, Кузьма, у меня тут мысль появилась, - сказал раздумчиво. - Эта мразь заслуживает смерти. Как говорил мой начальник заставы, это обсуждению не подлежит.  Он уже двух людей загубил,  да и на третьем не остановится, дай ему волю. И мы в этом с тобой виноватые будем, поскоку не остановили вовремя. Сдается мне,  что это время сегодня и наступило...

     Юрка попытался укусить старика за палец.  Дед отдернул руку.

     - С-суки! Падлы! Какаруши склизлые*!

Тимофей схватил обрывок перепачканного платья и,   скомкав, с силой засадил кляп в изрыгающую мат пасть насильника.

___________________________________

*какаруши - мерзлые фекалии

 

 

     - Так что, думаю, это время пришло, - продолжил он. - Что за срань мы с тобой имеем,  объяснять не надо. Нужно только, как на границе, сориентироваться в обстановке.

     Кузьма многозначительно кивал Тимофею,  изредка поглядывая на пытающегося выплюнуть тряпку пленника.

     - Я чего говорю,  - Тимофей загнул мизинец на левой руке. - Здесь его никто не видел и не знает. Кроме нас, конечно. Это раз...

     - Аникеевну я беру на себя! - встрял Кузьма.

     - По закону он должен отвечать за содеянное.  Два! - Тимофей загнул безымянный палец. - По праву народного возмездия мы берём эту функцию на себя.  Так что ты, Кузьма, как боле грамотный,  пиши приговор.

     - На основании УПК, - добавил Кузьма.

     - Да, - не понял Тимофей, упекай. И упекём со всей пролетарской ненавистью!  И ещё,  в-третьих,  пока ты тут пишешь да сторожишь, я на лисапете до станции обернусь. Разведаю, что и как.

 

    

Категория: Мои файлы | Добавил: pravmission
Просмотров: 303 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0