Меню сайта

Категории каталога

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 67

Форма входа

Поиск

Статистика

Книги

Главная » Файлы » Мои файлы

ТИМУРОВЦЫ С ЧИСТЫХ ПРУДОВ. (автор: Александр Машевский) Ч.3.
[ ] 08.07.2009, 14:58

Для Сергея Сергеевича Жигулева этот понедельник обещался быть удачным. Сделка около десяти утра в номере гостиницы “Космос”. Обед в клубе “Fellini,s”, что за плавательным бассейном на Олимпийском проспекте. Вечером придется посетить выставку на Крымском валу... Ой, да мало ли мероприятий у делового человека! Что могло испортить настроение? Да ничего!

Звонок по мобильному телефону поднял его с постели.

- Сергей Сергеич! Здрасьте! Это Володя-водитель! Тут опять старухи напали!

- Щас! Я уже выхожу!

Эта затея с цветочной клумбой Сергею Сергеичу не нравилась. Так было значительно удобнее - вышел на крыльцо, и в машину! А старухи, злющие и желчные от роста цен на товары первой необходимости, обложили его кляузами и доносами, вплоть до Президентской администрации. Но Бог высоко, Президент далеко, а Жигулев пока здесь хозяин!

- Ну чё опять стряслось, ополченцы?

- А ни чё! - самая бойкая старушенция соскочила со скамейки. - Убирай свою машину, тебе сказано! Мы тут цветы засадим! Вон, у Полины с первого этажа голова не перестает болеть от этого газу. Только разоспишься: Дыр! Дыр! Дыр! Хоть что хошь, то и делай!

Жигулев нахмурился.

- Никуда я свой транспорт не уберу! И не обсуждается! А кому цветы нужны, тому к изголовью в вазочке поставить могу ! Х-ха!

Старушки запричитали о тех временах, когда райкомы да милиция имели силу и власть над “фулиганами”.

- Чего шумим, бабоньки? - Галина Чеславовна, проживавшая в соседнем подъезде, проходила мимо. - Все шумите, рук нет разо-браться?

- Вот бы нам твои руки, Галинка, мы бы в раз разобрались! - та же старушонка плюнула в сторону отъезжавшего “Мерседеса”. - Вон, бугаина, на него хоть всем подъездом накинься, отобьется. А потом ещё и по одной переловит! Киллер!

- А в чем дело-то?

Старушки поведали Прилипке свои горести.

А для Сергея Сергеича Жигулева и наступивший вторник обещался быть удачным.

Прибывший водитель возвестил о себе мощным условным сигналом “шестисотки”. Доброе утро! Пора ехать.

Сергей Сергеич вышел из подъезда. Все было хорошо. Летнее солнце, деревья, пение птиц... А где народные мстители?

У подъезда никого не было. Ну и ладно, успокоились, родимые!

Жигулев потянулся к ручке задней дверки и остолбенел.

Из-под правого заднего крыла автомобиля выглядывали два цветных проводка - синий и красный. И все бы ничего, не будь они так старательно замотаны черной изолентой... Мина!

- В-во-лодя! - тихо сказал Жигулев. - Не шевелись! Умоляю!

Водитель не расслышал слова шефа и открыл дверку.

- Сергей Сергеич! Вы чего не садитесь? Опоздаем!

По нездоровому цвету и испуганному виду лица Володя догадался о сути происшедшего.

- А-а! - заорал водитель. - А как же мне быть? Я  выйду!

- Я тебе выйду! Не рыпайся! Машину мне испортишь! - орал Жигулев. - Я ноль-два уже набрал, сейчас милицию вызову!

- А вдруг она с таймером?

- Потерпи, дорогой!

Милиция и саперы, напуганные серией взрывов иномарок и бизнесменов, прибыли очень быстро. Усатый милиционер стал расспрашивать испуганного водителя.

- Давно прибыл? Куда отлучался?

- Нет, минут десять стою. Никого не видел...

- Так-с! Про-фес-си-о-нал! - заключил усатый и снял фуражку, чтобы протереть вспотевшую лысину. - Будем эвакуировать жильцов и ликвидировать объект на месте.

- Как ликвидировать? Кого? - заволновался Жигулев.

- Не кого, а что. Взрывное устройство, вот что! Оно, по мнению саперов, не извлекается! А собака наша, доходяга, вроде как чего там и унюхала. - милиционер подошел к саперам. - Ну как, ребята?

Сапер, видимо, самый старший, доложил.

- Вот эти проводочки ведут к баночке. Надо  робота попро-бовать, а если не доберется, то хорошо бы из водяной пушки шарахнуть!

Сергей Сергеич от услышанного сел прямо на асфальт.

- А с водителем как?

- Пусть выходит. Но может от смещения центра тяжести и жахнуть, так что пусть сидит.

- Понятно! - сказал усатый милиционер.

Подкатила машина со спецоборудованием. К предмету, представлявшему опасность, робот-сапер пробиться не смог. Пришлось эваконожницами вскрывать кузов автомашины.

- Есть! Я её вижу! - возвестил  сапер, работавший с роботом. - Банка из-под “Нескафе”, проводочки...Заце-пляем... Ложись!!

Сапер дернул от машины за угол дома, где его обогнал водитель “Мерседеса”. Из-под крыла выпала банка и покатилась по асфальту, разливая остатки жидкости, по цвету и запаху напоминавшие куриный бульон.

- Так она же пустая! - в один голос заорали собравшиеся.

Милиционер схватил Жигулева за грудки.

- Ты с чего, болван, взял, что там заминировано? Вам, бандитам, уже и кофе с гексогеном мерещится! На “жигулях” ездить надо. - усатый оттолкнул Сергея Сергеича в сторону. - Все расходы по сегодняшнему выезду за его счет!

Больше у этого подъезда никакая машина не останавливалась. На освободившемся месте старушки высадили дивные “анютины глазки”.

 

*     *     *

 

Следующим объектом пристального внимания убеленных сединой тимуровцев стал взрослый сын соседки Ягудиной. С этим сыном было все нормально, за исключением одного маленького грешка. Отличный семьянин, всё в дом тянет. Детей и жену, говорит, что любит. Вобщем, анкетные данные прекрасные, хоть выдвигай на вышестоящую должность, как говорится. Но земля слухами полнится... И дошло до соседок, что по субботам сынок этот, Аркадий, вместо обычной бани, что с мужиками, ходит в буржуазную сауну, да ещё и с женским полом легкого поведения! Девки нынче дешевые стали, так что грех такой инфляцией в ближнем зарубежье и не воспользоваться.

- Веришь, нет, Мариванна, - жаловалась соседка, - а ну как невестка моя узнает об ентом паскудстве! Срамотища-то какая!  На развод ведь подаст, я её знаю. Чё делать? Чё к чему? Ох, безотцовщина грядёт!

- Да, - только и сказала Мариванна. - Забавная штуковина выходит.

Соседка пригорюнилась.

- Я смолчу, так другая ляпнет! У наших старух на крылечке сейчас и вода в одном месте не удержится. Лишь бы языком трепать!

- Эт-точно! -  Мариванна поскребла в затылке. - По субботам, говоришь, Петровна?

 

*     *     *

 

На загородной базе у Гюльчатай за день до помывочного меро-приятия прошла тренировка “бойцов” к предстоящей операции. Примерялась и подгонялась специальная экипировка.

А в пятницу состоялась рекогносцировка на местности. Лесанна сотоварищи посетила крутую баньку, закупив её на два часа, чем нанесла значительный ущерб и без того слабенькому бюджету партии. Но это всё ради дела! План был прост и гениален.

Банный процесс начинался обычно в семнадцать часов. Мылись, как правило, вчетвером, заранее распределив обязанности. Один приносил и запаривал веники, разводил эвкалипт и поддавал жару. Другому доверено было приобретение пива и чего покрепче, если было желание. Третий (язвенник) заботился о продуктах и транспорте на обратный путь. Ну а четвертый (самый молодой и не соседский сын) должен был поставлять в баню “контингент”. По настроению в обычную субботу скидывались на двух кокоток, в послеполучечную - на четверых! Сегодня и была такая. Четыре легкомысленные девицы с минуты на минуту должны были прибыть в баню.

В семнадцать тридцать к бане причалил мотор. На звук клаксона вышел охранник.

- Народ заказывали?

- Да, клиенты созрели! - ответил охранник. - А где Евгений?

- Он скоро приедет. Там на Тверской его какая-то дама стопор-нула. Обещался быть.

- Хорошо! Тогда я пошел на ужин, а ты сам ему откроешь! Хоп?

- Заметано! - “сутенер” отворил дверь и запустил своих “девушек” в раздевалку.

За перегородкой слышались веселые голоса мужчин, попивавших пиво в ожидании встречи с сексуальной судьбой.

Дальше всё было словно в дурном сне.

- Ну вы там пришли, Женя? - спросили из-за перегородки.

- Угу!

- Женечка, подгоняй очаровашек!

И очаровашки вошли. Четверо. Все были одинаково одеты в кружевные голубые купальники, в которых на водах Баден-Бадена нежились дореволюционные красавицы. Черные мушки на дряблых щеках и яркие до неприличия губы только подчеркивали весь ужас несоответствия и формы, и содержания одновременно какой-то чуждой и далекой от мира сего реальности.

Самой младшенькой из “куртизанок” было далеко за семьдесят.

Ступор! Столбняк! Картина Репина “Помылись”!

Страшные купальщицы направились к мужчинам, судорожно искавшим какие-нибудь предметы для прикрытия срама.

- Ну что, мужики, попаримся? Кому спинку потереть? - сказала Гюльчатай и так вдарила по деревянной стойке, что толстенная доска обломилась.

Первым очнулся организатор и вдохновитель банных вечеров. Он тихо спросил: “Девушки, а вы не ошиблись? У нас время с семнадцати до двадцати”.

- Не ошиблись! Вы народ заказывали, вот мы и прибыли! Так нам раздеваться или нет?

Испуганные мужики заорали в один голос:

- Нет!!

- Ну, на нет и суда нет, и туда нет! Золотые вы наши! Деньги на бочку, и мы пойдем! Будем считать, что вызов ложный. Четыре по двести пятьдесят, будет тысяча! Па-апрашу! - Гюльчатай вновь врезала рукой по стойке.

Через пять минут оплаченное кошмарное видение исчезло. К прибывшей с Женечкой новой партией мойщиц со стороны сильно ослабевшего пола никакого интереса не проявлялось. Юный Евгений не мог ничего  взять в толк. Ему так и не сумели объяснить, куда делись деньги, приготовленные к оплате за ритуально-банные услуги. Странно.

 А через месяц эта компания и вовсе распалась.

 

*     *     *

Лето шло к закату, однако было еще очень жарко. Дома не сиделось.

Вся первичная организация в двадцать два часа встречалась у памятника писателю-дипломату А.С.Грибоедову и фланировала от станции метро вдоль знаменитых прудов.

Поначалу прохожих удивляли красные повязки на левых рукавах шустрых старушек-активисток. Затем все привыкли.

Но не каждое инициативное дежурство проходило спокойно.

Безграмотная московская молодежь веселиться просто не умела. Ей позарез  были нужны приколы. И она их получала.

- Эй ты, развалина, дай закурить! - наглый сопляк, косящий правым глазом, дернул за рукав Соню Липтон.

Соня Львовна крайне обиделась, поскольку таковой себя до сих пор не считала.

- Это вы меня, мой юный друг?

- Тебя, старая карга! Тащи сигареты, даю пять минут! Мухой! Не можешь бегать, гони наличными! Ха-ха!

Перепалка доставляла огромное наслаждение уличной саранче, окружавшей рэпера, утопавшего в широченных и грязных штанах.

- Давай, Фак, тряси старбень! У этой кикиморы с красной повязкой денег много! А чего эти повязки обозначают? А? Кришнаиты, что ли? Не-а! Фашисты, наверное!

Первой не выдержала Галина Чеславовна.

- А ну цыц, шантрапа! Марш домой спать, пеламиды двуствор-чатые!  

Это ещё больше раззадорило ватагу, усевшуюся с ногами на парковую скамейку.

- Ой-ой! Ну, прям, накакали со страху! - заржали любители дефективной музыки, суча ногами в стоптанных кроссовках. - Ты ещё скажи, что на ментов пахаешь! Сама канай спать!

Баба Гюля, недолго думая, одним рывком опрокинула скамейку с обнаглевшими человекообразными.

- Ты чё творишь, старая вешалка? - самый нахальный из паршивцев вынул нож. - На покой захотела, бабуся?

Эти слова могли бы стать самыми последними в его жизни, не вступи в перебранку маленькая Липтон.

- Гюля, только не это! Дай-ка лучше я попробую!

Никто не успел и глазом моргнуть, как Соня Липтон вытащила из сумочки пистолет и выстрелила в нападавшего.

Сказать, что всю шушеру будто корова языком слизнула, значит, не сказать ничего.

 

Остался лишь невоспитанный парень с финкой, уткнувшийся лицом в кучу листвы, собранной аккуратным дворником рядом с урной.

- Липтон! Ты что? - Лесанна схватила Соню за руку.

- А ничего. Это газовый, зарегистрированный. Специально для таких случаев. И пусть все знают, козлы, простите, что это мой район! И я здесь никого в обиду не дам!

 

*     *     *

 

В управлении внутренних дел на одном из служебных совеща-ний ставили в пример работу участкового милиционера с Чистых Прудов.

- Знаем, трудно, товарищи! А кому сейчас легко? Но ведь могут же некоторые, если захотят! Вот, взять, к примеру, общественный порядок на Чистых Прудах…

Категория: Мои файлы | Добавил: pravmission
Просмотров: 257 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0