Меню сайта

Категории каталога

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 67

Форма входа

Поиск

Статистика

Книги

Главная » Файлы » Мои файлы

ПОГРАНЦЫ. (сценарный план по мотивам произведений из цикла «Моя граница). Автор: Александр Машевский. Ч.10.
[ ] 08.07.2009, 15:58

Курилы.

 

Ровно неделю просидел Николай Букин со своей женой в Южно-Сахалинске, ожидая погоды над Курильской грядой. Океан сильно штормило. Наконец, к понедельнику все развиднелось, и трудяга АН-26 поднялся в воздух, унося к новому месту службы молодого начальника штаба Южно-Курильского пограничного отряда.

В небольшом аэропорту, который расположился у подножия вулкана Менделеевский, их встречал сам командир.

- Полковник Плетнев, - седой полковник со старомодными бакенбардами протянул руку Букину. – С приездом!

- Майор Букин! Ваш начальник штаба. – Николай чуточку помедлил и добавил. – А это жена, Мария Афанасьевна, погранесса моя.

- Очень приятно. – Плетнев пожал руку даме. – Прошу в машину.

Вещи запихали в стоявший рядом «УАЗ», сами сели в черную командирскую «Волгу» и тронулись, слушая рассказ опытного полковника об удивительной природе Южных Курил.

- Обратите внимание, Мария Афанасьевна. Это настоящая японская сакура. И у нас она есть. Японцев можно понять. Как только она расцветает, то человек невольно начинает верить, что такая краса может быть подвластна только божеству! – полковник поднял вверх указательный палец. - А сейчас будем проезжать горячую речку. Так что вечером, если хотите, можете искупаться, несмотря на почти что минусовую температуру воздуха.

- Бр-р! – Мария вздрогнула. – Не представляю, в такой холод купаться?!

Полковник одел фуражку. Машина нырнула под «зебровую» жердь шлагбаума и, проехав еще метров двести, остановилась возле двухэтажного дома.

- Ну, вот мы и приехали. Вот моя деревня, вот мой штаб родной. Извините за каламбур. Прошу!

 

Полвека назад. Остров Белые Скалы.

Конец Великой Отечественной войны.

 

На одном из небольших островков Тихого океана кипела работа. Шустрые японцы суетились, заметая следы и пряча ящики с золотом в шурфах, где они раньше и вели разработки этого драгоценного металла.

- Быстрее, шевелись! Я уже вижу дымы русских кораблей! – кричал японский офицер. – Все ящики с номерами 940 затащить в шестой склад и взрывами закрыть к нему подступы! Шевелись, негодяи! Хигаки! Шкуру спущу!

- Слушаюсь, мой господин! – молодой помощник поклонился начальнику и принялся погонять и без того резво снующих, как обезьяны, солдат. Небольшие, но весьма тяжелые ящики зеленого цвета они таскали, взявшись по двое.  – Шевелись!

Через несколько минут помощник подбежал к офицеру и доложил:

- Все готово, господин! Сейчас будем взрывать! Прошу вас пройти на шхуну!

- Хорошо, Хигаки! Я доволен. Попридержи этих скотов здесь, им  сейчас принесут сюда сакэ.

- Слушаюсь, господин Танака!

Офицер ушел. Однако вместо обещанного  сакэ в знак благодарности за рабский труд раздался сильный взрыв, заваливший камнями стальные двери хранилища, похоронив под собой всех солдат, участвовавших в операции по перепрятыванию золота, чтобы до него не смогли добраться русские.

Господин Танака стоял на капитанском мостике и  держал руку у козырька фуражки,  отдавая честь погибшим солдатам. Ему пришлось их убить, но свидетелей быть не должно.

Офицер развернул схему расположения шурфов и пути подхода к золоту.

-         Япония сюда еще вернется!

 

Борт ПСКР.

 

Пограничный сторожевой корабль нес службу по охране рыбных богатств  экономической зоны, на которую нацелились сотни, если не тысячи судов-браконьеров.

- Товарищ командир! Вижу цель. Скорость тридцать узлов. Курс…

- Понял. Иду, – капитан-лейтенант Янис Адамсон, больше известный среди браконьеров всех мастей как «Акула Адамсон», подошел к экрану локатора. – Ну и где же цель, мой дорогой наблюдатель?

Старшина второй статьи Борисов раскрыл от удивления рот, впервые столкнувшись с таким явлением.

- Вот только что была здесь! – старшина ткнул пальцем в зеленый экран. – Вот дают! Взлетела что ли, или утонула? Чудеса и только!

Старшина смущенно пожал плечами.

- Ну, ты у меня долетаешься, Борисов! И когда ты блоху на экране от яхты отличать научишься?

Старшина обиделся и отвернулся от экрана.

- Не дуйся, локаторщик! Сам говоришь, что цель, а экран пустой. Наши сейнера, которые минтай ловят, я вижу, а «кавасаки» твоей нет.

- Может, за остров зашла, товарищ командир? За Белые Скалы?

- Проверим. – Адамсон отдал приказ о смене курса.

Старшина второй статьи Борисов вновь уставился на экран локатора.

- Ничего нет, елки-палки! – Борисов переключился на другие диапазоны, однако цель не обнаруживалась. – Точно утонула, о скалы шарахнулась.

Зеленый луч локатора отбивал только края острова и те самые сейнера, которые «пасли» минтай.

 

Десять лет назад. Япония.

Где-то у самого моря на довольно-таки приличной вилле проживал отставной офицер Танака, погубивший в конце войны  солдат, прятавших для него золото. Танака сидел над схемой острова и поглаживал седую бороденку своей старческой рукой.

- Золото! Оно скоро будет моим! У меня будет много золота!

Неожиданно растворились двери и на пороге дома появились двое молодых людей, одетых вовсе черное.

- Что вам здесь нужно? Убирайтесь прочь! Эй, слуги!!

Танака выхватил пистолет, но был молниеносно обезоружен сильными и ловкими ребятами.

- Не горячись, Танака! – раздался голос помощника Хигаки, который, более чем полвека спустя, пришел к нему в гости как призрак.

Не менее седой старец вошел в дом Танаки. Он до сих пор сохранил отменную армейскую выправку. Все лицо было в шрамах, а левый глаз прикрыт черной повязкой, делая Хигаки похожим на пирата.

- Здравствуй, мой господин! Узнаешь своего верного помощника Хигаки?

Танака быстро понял, что от него сейчас потребуется.

- Я ждал тебя, мой Хигаки, – начал он дребезжащим от страха голосом. – Я давно тебя ждал.

- Неужели?

- Да, ты же знаешь, что у меня есть схема того самого острова, где хранится наше золото. И мы теперь можем вдвоем завладеть всем этим богатством. Одному мне уже это не под силу. Стар я стал, Хигаки.

Глаза Танаки нервно забегали, он ждал своих слуг, еще не зная, что никто уже не сможет придти к нему на выручку. Все его слуги были мертвы.

- Дорогой Хигаки, как вовремя ты пришел! Я ведь слежу за сообщениями в печати. Русским до сих пор и в голову еще не пришло копаться там на острове. Они наверняка думают, что мы тогда с тобой  вывезли все, но бросили золото в море, спасаясь от американских подлодок, которые топили на своем пути всех, кто плавал, и обыскивали даже рыбацкие лодки. А я же так и хотел, Хигаки.

- Хорошо говоришь, мой господин! Я всегда знал, что у нашего императора достойнейшие офицеры.

Танака широко улыбнулся.

- Спасибо, мой Хигаки.

Хигаки подошел к столику и взял в руки схему. Этому желтому листу было более полсотни лет, но он хорошо сохранился в тайнике Танаки.

- Да, все верно. Это она. Вот здесь, - он показал пальцем, - стоял с солдатами императора и ждал ваше сакэ. Но мы его не дождались. После

взрыва уцелел только я. Спросишь как, мой господин? Да потому что я тоже был не самым плохим помощником. Однако это был единственный раз, когда я ослушался приказа моего офицера! И вот я, как видишь, жив!

Танака побледнел.

- Я полвека искал тебя, – сказал Хигаки. -  Пока не догадался, что ты можешь скрываться под чужим именем, Танака – Кансай. Ты пытался убить меня, значит, эта карта по праву принадлежит мне одному!

Танака схватил самурайский меч, стоявший рядом на подставке и хотел нанести разящий удар своему верному помощнику. Однако все те же парни-охранники Хигаки оказались проворнее, и острые кинжалы с двух сторон воткнулись ему в горло. Танака захрипел и свалился на циновку.

 

Пограничный отряд.

 

Начальник штаба майор Букин стоял на беговой дорожке стадиона. Он пришел понаблюдать за ходом занятий спецподразделения. Взвод повышенной боеспособности занимался рукопашным боем по программе боевой подготовки. Никто не «сачковал», все занимались военным делом настоящим образом, до седьмого пота.

Иван любовался отточенными приемами, которые показывали ребята в камуфляже. Ефрейтор Лунев метал малые саперные лопатки в ростовую мишень. Букин посчитал, что из двадцати бросков ни одна лопатка не упала на землю. Причем, одна лопатка, брошенная вслед за первой, попала ей точно в черенок, расколов его надвое.

- Ну, Робин Гуд, кто таков? – спросил начальник штаба  бросавшего лопатки.

- Ефрейтор Лунев.

- И откуда у тебя это?

- Мастер спорта по дзюдо, товарищ майор. А так я из Рязани. В десант метил, а попал в погранвойска, что оказалось ничуть ни хуже!

 

Штаб отряда.

 

Из селектора раздался голос полковника Плетнева.

- Майор Букин, зайдите, пожалуйста!

- Есть, Геннадий Михайлович!

В кабинете начальника отряда сидел капитан первого ранга Рашит Хаиров, командир бригады сторожевых кораблей, и капитан-лейтенант  Янис Адамсон, гонявшийся этой ночью за «летучим голландцем».

- Чудеса какие-то, - начал Хаиров. - Мои «Сайгаки» весь океан прочесали, все острова обскакали, и ничего! Все ее видят, эту шхуну, а как только дело доходит до квадрата 54, она исчезает. Там одни скалы.

Их так и называют Белые Скалы. Края острые, как бритва, никто подойти не может, да если еще и штормит. Страшное место.

Начальник штаба уставился на схему морского участка границы.

- Так, это здесь?

- Да, - уточнил Хаиров. – Это они, родимые. Там только птицы гнездятся. Не подойти! И что интересно, ровно через два часа эта посудина откуда-то вынырнула,  когда 745 проект ушел, и дала деру обратно в свои воды. Япона мама! Ну, а скорость у нее, сами понимаете…

Плетнев посмотрел на морских офицеров, потом на Букина.

- Да и это еще не все. Продолжай, Рашит Мухаметович.

- Ну,  дальше, само собой имеет продолжение. Командир врезал по уходящей шхуне из кормового орудия. Попали, что интересно. Одного, мы сообщение по радио перехватили, ранили из состава судокоманды. Правда, осколком и не смертельно. Ждем очередного протеста с японской стороны. Мы с командиром уже из Москвы мата наслушались, уши вянут! Накажем, накажем! А кого тут наказывать?

- Правильно, Рашит Мухаметович, закон на нашей стороне, и неприкосновенность границ никто еще не отменял.

Начальник штаба все еще смотрел на карту, выискивая какие-нибудь зацепки.

- А что, если эта шхуна все-таки в самих Белых Скалах прячется? 

Плетнев снял очки и посмотрел на своего заместителя. Хаиров рассмеялся.

- Да туда даже лодке не подойти, как ее об скалы разнесет, а не то, чтобы со шхуной… Скалы они скалы и есть! Мы этот остров в упор с «Сайгаков» разглядывали.  Голый номер. Только на резиновой лодчонке и в полный штиль подойти можно. А тут целая шхуна куда-то исчезает. Вот вопрос!

Николай не сдавался.

- Я считаю, что туда нужно выбросить десант с вертолета и все тщательно осмотреть. И еще, желательно, когда эта шхуна вновь исчезнет с экранов локаторов, туда внезапно нагрянуть!

Офицеры вновь склонились над картой.

- Она пропадает на южной стороне острова, значит, и искать проход нужно именно там. Он, по все видимости, очень узкий и с моря практически незаметен. На этой карте даже никак  не обозначен.

Николай обратился к начальнику отряда.

- Геннадий Михайлович, позвольте мне завтра на вертолете поближе рассмотреть эти Белые Скалы. Думаю, что с воздуха нам будет виднее.

Плетнев встал из-за стола.

- Спасибо, товарищи офицеры! Предложение моего начальника штаба прошу считать моим решением на охрану границы. Желаю успехов.

- Спасибо, товарищ полковник! Разрешите идти?

- Пожалуйста.

Японская шхуна.

 

На шхуне, выкрашенной бело-голубой краской, был аврал. Хигаки лично руководил подготовкой к выходу в море. Для пущей убедительности на борт затаскивали, рыбацкие сети и другой инвентарь в качестве камуфляжа.

- Господин Хигаки! – слуга склонил голову в полупоклоне. – К вам полиция!

- Хорошо, я сейчас иду! Готовь стол, Иомуро!

Хигаки вышел на палубу и оперся руками о леерную стойку. На пирсе стояли двое полицейский офицеров, куривших дорогие сигары.

- Конитива, Хигаки-сан!

- Конбанва, уважаемые господа! Зачем пожаловали, документы у меня в порядке.

- Это мы знаем, дорогой Хигаки. Нас интересует совершенно другое. Ответьте, зачем человеку, идущему в море на ловлю русского минтая, нужны два десятка кирок и мотыг? Или у вас свой способ рыбной ловли?

- Х-ха! Господа офицеры. В море, как вы знаете, все пригодится. И мотыги тоже, если, впрочем…  А не зайти ли вам ко мне на чашечку сакэ, господа?

Офицеры не  стали долго ломаться и спустились вниз, в каюту Хигаки, где их поджидало обильное угощение и солидное денежное вознаграждение за их нелегкий труд. Все остались друг другом очень довольны.

 

Борт вертолета.

 

Ровно в назначенное время майор Букин вылетел из Южно-Курильска на вертолете МИ-8 в направлении Белых Скал. Море слегка штормило. Вдоль берега носились тучи чаек поглощавших несметные количества рыбешек, кормившихся в свою очередь другой живностью на мелководье.

Вскоре показался остров Белые Скалы. Сверху он выглядел очень даже красиво и живописно, но удобных мест для причаливания заметно не было. И только тогда, когда вертолет сделал крен, чтобы начать маневр для разворота домой, Николай увидел узкий проход между скалами. Причем, даже сверху он был закрыт огромным осколком 

скалы, образовавшим некое подобие гигантской арки. Николай взял фотоаппарат и зафиксировал свою находку.

- Вот и отлично! Видел, командир?

- А как же!

 

Штаб отряда.

 

- Ну что, начальник штаба? Вижу, что есть что доложить! – начальник отряда показал рукой на стул. – Садитесь! А то мне уже из округа звонили.

Николай уселся и вынул из папки только что отпечатанные фотографии.

- Вот, Геннадий Михайлович, вполне приличный проход. Тут только маневр надо знать. Здесь и «Сайгаку» впору протиснуться, не то, что этой джонке несчастной. Как мы и предполагали, ни с моря, ни сверху его так просто не заметишь.

Плетнев взял фотоснимки и надел очки на нос.

- Ты только погляди! Вот что природа делает. А мы считали, что этот остров необитаем! Что тут еще?

- А тут еще видно, что какие-то археологи самозванные для чего-то камни с места на место перетаскивают. Золото что ли ищут?

- Может, и золото. Мы это скоро узнаем. Через неделю погода вконец испортится. Так что они, неровен час, со дня на день появятся. Сейчас нельзя терять бдительности. Моряки наши постоянно с нами на связи.

 

Японская шхуна.

 

Хигаки, одетый в белое праздничное кимоно, разговаривал с человеком в потрепанном цивильное платье, сидя в кресле-качалке на палубе шхуны.

- Я понял вас, господин Хигаки. Как только я замечу русских пограничников на море, делаю вид, что углубляюсь в их территориальные воды. Они, естественно, устремляются за мной, пытаясь поймать мою «кавасаки». А вы на всем ходу за их спиной идете к Белым Скалам и исчезаете. Я правильно вас понял, мой господин?

- Да, мой дорогой Якуми. Ты все понял правильно. Это мой последний шанс. Русские не настолько глупы, чтобы бесконечно верить в «летучих голландцев». Они скоро должны раскусить тайну Белых Скал. Но сегодня меня ждет золотая ночь, Якуми! Через два часа мы выходим в море.

- Да, мой господин!

- Я просил, чтобы в  экипажах не было ни одного японца, только наемники. Эти людские отбросы мне не жалко. Пусть они навсегда останутся там, где спят вечным сном мои солдаты.

- Да, мой господин!

- Ступай.

Категория: Мои файлы | Добавил: pravmission
Просмотров: 344 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0