Меню сайта

Категории каталога

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 67

Форма входа

Поиск

Статистика

Книги

Главная » Файлы » Мои файлы

ПОГРАНЦЫ. (сценарный план по мотивам произведений из цикла «Моя граница). Автор: Александр Машевский. Ч.11.
[ ] 08.07.2009, 16:03

Борт ПСКР.

 

Десять подготовленных десантников из взвода повышенной боеспособности грузились на корабль. Моряки снисходительно наблюдали за их неловкими движениями и от души смеялись над «пехотой», называвшей камбуз кухней, а гальюн туалетом!

Николай Букин стоял в рубке рядом с капитан-лейтенантом Янисом Адамсоном.

- Ну, с Богом!

Зазвучали команды, корабль отвалил от стенки и рванулся в океан навстречу волнам и приключениям.

- Два-три дня, Янис, покрутимся в районе промыслов. Так что теперь вся надежда на ваши РЛС.

- А береговые?

- И береговые тоже будут страховать. – Николай посмотрел на исчезающий в легкой дымке берег. – Даже сейнера, и те будут готовы оказать нам помощь.

- Ну, тогда мы просто обречены на успех, Николай!

 

*     *     *

 

Ближе к вечеру стало штормить. Усилился ветер, а вслед за ним и качка. Десантников слегка подташнивало, но они держались молодцом, не роняя марку. От ужина ребята все же благоразумно отказались.

 

*     *     *

 

- Товарищ командир! Вижу цель! Несется прямо в направлении района ловли минтая. Скорость 35 узлов!

- Полный вперед! – и услышав сакраментальную фразу «Есть, полный вперед», Адамсон потер руки в предвкушении настоящей погони. – Ну, теперь они от меня не уйдут! Теперь мы их перехватим!

Букин поднялся в рубку, взял бинокль и стал всматриваться в даль. Оператор прилип к экрану, комментирую изменения курса шхуны.

- Ну и скорость! Во, чешет, нам бы так… Товарищ командир, она изменила курс и идет к островам! Это же нарушение государственной границы!

Адамсон взял у Букина из рук бинокль.

- Так держать! Боевая тревога!

 

Японская шхуна.

 

- Алло! «Сакура» – это «Медуза-10»! Они клюнули! Вынимай сети!

- Алло, «Медуза-10»! Я «Сакура», вас понял! Пожелайте мне удачного улова!

И шхуна хитрого Хигаки рванулась к Белым Скалам.

 

Борт ПСКР.

 

- Товарищ командир! – доложил оператор радиолокационной станции. – Вижу еще одну цель! Она на том самом месте, где мы уже были, и идет по направлению к Белым Скалам!

Вдруг оператор оторвал от экрана глаза, недоуменно пожав плечами.

- Ничего не понимаю! Опять исчезла,  товарищ командир! Может быть, это стая птиц уселась на скалы? Их иногда, когда они летят низко над водой, тоже луч отбивает. Но я был уверен, что это шхуна… как в тот раз!

К начальнику штаба подошел радист.

- Товарищ майор! Вас начальник отряда спрашивает.

Букин взял трубку.

- Я «второй», слушаю вас!

Из трубки раздался голос Плетнева.

- «Второй», я «первый»! Возвращайтесь в точку три! Береговые их засекли! Начинаем захват, как понял?

- «Первый», я вас понял! Идем в точку три! – Иван повернулся к командиру корабля. – Давай  к Белым Скалам, Янис! По-моему, они нас  отвлекали! Дави на полную катушку!

Сторожевой корабль вспенил воду и, гордо задрав нос, направился к острову, оставляя за собой крутой бурун.

 

Японская шхуна. Белые скалы.

 

Разношерстная команда Хигаки высадилась на берег и приступила к делу, заканчивая работу предыдущих экспедиций.

- У нас очень мало времени, друзья мои! Через пару часов здесь могут появиться русские пограничники. И тогда никто из вас не увидит ни денег, ни милых вашему сердцу берегов Страны Восходящего Солнца! За работу! Каждому из вас я дам по целой пригоршне золота!

- Банзай! Ур-ра! Виват! – заорали наемники и с остервенением принялись разбирать остатки завала.

Хигаки руководил работами, постоянно поглядывая на часы. Через несколько минут на поверхность был извлечен первый ящик под номером 940. Хигаки трясущимися руками открыл проржавевшие замки. Там лежали несколько пистолетов, военно-морской флаг Японии и какие-то документы. Золота там пока что не было.

- Работать! – закричал Хигаки.- Навались, сукины дети, мы на верном пути!

Наемники работали как черти, растаскивая огромные валуны. Они ради денег могли грызть эти камни и арматуру.

- Шеф! – прокричал один из рабочих. -  Тут чьи-то кости и какие-то провода. Как бы не рвануло.

- Работать! Здесь нет динамита. Тут уже однажды был взрыв. И я тому свидетель. А кости… Это кости солдат императора. Когда-нибудь мы воздвигнем им достойный памятник.

Вскоре из-под камней был извлечен еще один ящик. Но Хигаки не стал открывать его, а прямиком направил на шхуну.

- Их всего должно быть шесть. Так значится в документах.

Те четверо человек, утащивших на судно ящик, к Хигаки больше не вернулись. На самой шхуне уже  хозяйничал спецназ во главе с Букиным. Зайдя с противоположной стороны острова на "сторожевике",  он с группой солдат высадился на берег и броском добрался до шхуны Хигаки. Рулевой и вахтенный матросы с кляпами во рту тихо сидели на палубе. Четверо подошедших  наемников даже и не думали сопротивляться. Их шокировал вид крепких парней с автоматами в руках.

- Михалыч! – Букин подозвал к себе прапорщика Головкова. – Два человека ведут пленных по берегу на корабль, а остальные за мной!

Люди в камуфляже растворились в скалах.

 

*     *     *

 

Когда наверх поднимался очередной ящик, раздался свист. Хигаки опешил.

- Не может быть! У нас еще ровно десять минут до отхода по моим расчетам!

Десантники обступили полукольцом золотодобытчиков, предлагая им сложить оружие и по одному выходить из завала.

У лысого импульсивного мексиканца, чье тело вдоль и поперек было разрисовано драконами и тиграми, не выдержали нервы. Он вскинул лом и с диким криком бросился на прапорщика Головкова. Головков одним приемом уложил нападавшего на землю, выхватив лом

из его рук. Однако остальные бандиты, которых страшно огорчала сама мысль оказаться в жутком русском плену, причем без обещанной пригоршни золота, не стали поднимать руки вверх, а бросились в атаку на пограничников. Завязалась отчаянная драка.

- Не стрелять, ребята! – успел крикнуть прапорщик Головков. – Своих не задеть!

Стрелять было нельзя. Все смешалось в огромной куче тел, так что легко можно было ранить своего товарища. На это и рассчитывали люди Хигаки, коих в два раза было больше, чем десантников-пограничников. Однако очень скоро все стало на свои места. Профессионализм спецназовцев был выше всяких похвал. Каждый из них дрался с двумя, а то и стремя наемниками, но помощь не потребовалась никому.

 

*     *     *

 

В один из моментов группового побоища Хигаки, улучшив момент, исчез из развалин. Он бросился к своей шхуне, где возможно находился хотя бы один ящик с золотом.

Пограничники, сообщив товарищам, охранявшим шхуну, об окончании боя, и подождав их, отконвоировали пленных к сторожевику.

Букин передал по радио полковнику Плетневу результаты столкновения и перебрался с командой на подоспевший корабль капитана третьего ранга Ильина.

- А ты, Янис, подойдешь к шхуне, возьмешь ее на буксир и притащишь в Южно-Курильск!

- Добро, Николай! Иду за вами!

 

*     *     *

 

Хигаки, осторожно подкравшись к шхуне, с радостью обнаружил, что на судне нет ни единой души. Минут через пять двигатель был запущен, и шхуна, царапая борта о скалы, продралась в открытое море. Хигаки определил курс на полуостров Немуро и сам себе скомандовал «Полный вперед!».

Он достал ритуальный кинжал и стал молиться, прося у Бога прощения за содеянные грехи. И тут он заметил, что один из этих проклятых ящиков находится в рубке. Что послужило причиной его оставления на судне, Хигаки не мог понять. Ударами рукоятки кинжала он стал сбивать проржавевший замок.

 

Борт ПСКР.

Когда Хигаки вышел в море, его шхуну вновь засек пограничный корабль.

- Товарищ командир! Вижу цель! От Белых Скал идет в нейтральные воды.

- И когда все это кончится? Дайте мне Ильина!

Радист соединил  капитан-лейтенанта Адамсона с кораблем Ильина. Адамсон попросил к телефону майора Букина.

- Товарищ майор! Видим ту самую шхуну, которая отрывается от нас. Мы к ней уже точно не успеем!

- Жаль, Янис, жаль!

- А что жалеть эту посудину?

- Да там, по всей видимости, тот самый человек, который был бы нам больше всего нужен!

- Я, вообще-то, могу его остановить. Есть у меня один способ. Вы знаете.

- Мысль неплохая, Янис!

- Так в чем же дело? По вашей личной просьбе могу из носового врезать!

- Давай, Янис! Я от своих слов не откажусь, даже в вахтенном журнале уже запись сделал!

- Добро, Николай Иванович! Это ж нарушитель все-таки, а мы с ним возимся как с дитем малым! До связи!

 

*     *     *

 

Хигаки наконец-то справился с замком на ящике с цифрами 940. Он прошептал какое-то заклинание и поднял крышку.

Выстрел  носового орудия совпал с моментом открывания японцем злополучного ящика, начиненного динамитом. Моряки и сами удивились такому взрыву, который никак не могли учинить снаряды из носовой пушки.

Умный был офицер Танака.

 

*     *     *

 

- Да, ладно, не горюй Николай! – полковник Плетнев успокаивал майора Букина. – В целом в Москве твои действия одобрили. Даже поощрить собираются. Ну и что, что японский МИД ноту прислал! А чтобы мы на их месте делали? Ну, переведут тебя на сухопутный участок, не уволят же…

- Спасибо вам, Геннадий Михайлович, я все понимаю. Однако, хотелось как лучше… Я рапорт уже написал. В Чечню.

 

Квартира Никиты Короткова.

 

Никита Коротков обедал дома. Татьяна подливала ему горячего супчика, и Никита не отказывался. Он любил, когда удавались редкие часы побыть вдвоем, и никуда не надо было спешить. Никита очень нравилось, когда Татьяна готовила по выходным его любимый легкий овощной супчик. Он ел с удовольствием.

- Пап, -  сынишка, вылитый Никита Коротков в детстве, дернул отца за рукав. – А, пап?

- Чего тебе, старик?

- Тебе письмо пришло. Прочитать?

- Не надо, я ведь тоже умею. Давай сюда!

Никита взял в руки конверт, надорвал его и извлек письмо. Это был стандартный лист, сложенный вчетверо. В конверте лежала еще маленькая фотография. Это была фотография курсантских лет, на которой они стояли все вместе, все четыре «мушкетера». Никита улыбнулся и стал читать письмо. Однако по мере чтения его лицо становилось все суровее и суровее. На глазах проступили слезы.

- Никита, что с тобой? – Татьяна глянула на Никиту.

Никита отвернулся к окну, чтобы никто не видел его слез.

- Кольку Букина убили. В Чечне. Лешка наш в плен попал! Они там вместе были. На одном фугасе…

- Господи, какой ужас! А кто тебе сказал?

- Ребята написали. Они сейчас там, в Махачкале.

- Так это же вроде не Чечня, а Дагестан!

- Все одно. И там война. Там везде война.

 

Чечня. Опергруппа в работе.

 

Пограничники уже заканчивали свою работу в  населенном пункте. Группа, которую возглавлял подполковник Алексей Осевой, собиралась возвращаться в расположение части. Разведчики складывали в машину найденное оружие и документы.

- Алексей! – майор Букин выволакивал из подвала бородатого мужчину со связанными руками. – Куда этого девать? Может…

- Нет, Коля. – Алексей отрицательно закачал головой. – Он нам еще многое должен сказать. Тащи в «орбиталку»!

Николай пинками поднял бандита и повел его  к машине.

«Уаз» тронулся. Пограничники закурили и расслабились. Задание было выполнено.

Из дверей дома выскочила молодая женщина в черном одеянии. Она выкрикивала проклятия и что-то вертела в своих руках. Неожиданно  девушка бросила в сторону уходящей машины какой-то предмет, и сама  

упала на дорогу. Раздался взрыв осколочной гранаты, предположительно РГД-5.

- Вот черт! Совсем с ума сошла. Себя же взорвёт! – пожалел её Алексей.

*     *     *

 

Выполнив задание, двое офицеров и трое солдат-пограничников, вооруженных  автоматами, направлялись на машине в управление пограничной комендатуры.

- Ну что, старик, - сказал подполковник Осевой, - у нас с тобой теперь есть, что доложить руководству!  Здорово ты, Никола, того  «чеха» «расколол»! Теперь мы точно знаем, с какой стороны неприятностей ждать!

- Ерунда! Он может быть хороший боец, но слабый психолог. И  деньги они любят больше, чем жизнь. Это не надо забывать. Честью своей торгуют! Родную мать продадут. Хотя у тех, кто торгует людьми, никакой чести быть не может.

Однако пограничники до управления не доехали.

Недалеко от кишлака в кустах сидел мальчишка лет семнадцати и молился, сжимая в руке два медных проводка от детонатора фугаса.

- Аллаху акбар! Аллаху акбар! Бесмелла иль рахман рахим!

Как только машина поравнялась с кустами, в которых сидел чеченец, раздался страшный взрыв.

Машина перевернулась и загорелась.  Подполковник Осевой вылез из машины самостоятельно. Голова гудела как пустой котел. Боль схватила в железные щипцы правую ногу чуть ниже колена. Осевой  попытался встать. Однако боль пересилила, и он рухнул на землю. Все пограничники, с которыми Осевой находился в машине, погибли при взрыве фугаса. Там, среди погибших, лежал и его однокашник Колька Букин. Его друг. В это не хотелось верить!

- Эй, Абдул, звони Вахе. Еще один русский птичка на фугас моего сынишки налетел! Толковый подрывник будет. Пусть тысячу баксов на его счет запишет. Когда будем отдыхать в Турции, они нам очень пригодятся! А это кто там лежит? Абдул, а ну-ка глянь!

Бородатый чеченец передернул затвор и медленно пошел в направлении горевшей машины. Абдул стоял возле Осевого.

- Счастливый ты, Шамиль! Деньги просто липнут к тебе! Здесь еще для тебя несколько тысяч долларов валяется!

- С чего ты взял? За раненого солдата у Вахи сейчас и копейки не получишь! Добей его лучше. Он плохой работник.

- Нет, Шамиль, это, похоже, офицер! Немного без сознания, но выглядит хорошо. Руки и ноги целы - работать сможет!

- Руки целы, ноги целы, что еще!

- Ага, Шамиль, мы тоже в Москве лет десять назад такую песню пели, когда в институте учились! Так что? Шлепнем его, или домой потащим?

- Если не придет в чувство, тащить не будем. Убей его.

- Добро, Шамиль!

Молодой чеченец подошел вплотную к Осевому и ткнул его носком ботинка в лицо. Алексей открыл глаза и сел на землю, потирая ушибленную челюсть.

- Вставай, собака! Не дойдешь до «зеленки», перережу горло на месте! Понял?

Алексей кивнул головой и поднялся. Правая нога медленно, но верно наливалась кипящим свинцом.

- Ребят бы похоронить… - прохрипел Алексей.

- Конечно, - засмеялся Шамиль, довольный новым «приобретением». - И оградку покрасим, и салют дадим! Х-ха!

Рядом подпрыгивал и верещал Абдул.

- Ага, а Хаттаб им похоронки домой подпишет! Ха-ха!

Алексей, собрав остатки сил, врезал в ухо вертлявому чеченцу и, вскрикнув от боли, упал как подкошенный.

Как его били ногами, он не чувствовал.

 

Квартира Никиты Короткова.

 

- Какая  к черту Чечня! – Кричал в трубку недовольный командующий. – У тебя у самого на участке обстановка хуже чеченской. Нарушители косяком прут, к зиме готовится надо… А он в Чечню собрался! Чеченец ты наш! Я через неделю у тебя буду, покажу тебе обстановку на  площади «Минутка»! Только держись! Заместителя своего готовь туда в командировку, на воспитателя в Махачкалу заявка пришла. А свой рапорт порви, и телеграммами меня не забрасывай!

Никита Коротков не сдавался.

- Я вас очень прошу, товарищ командующий! У меня там друг погиб, а сосед по парте в плен попал… Мы в училище вместе учились, в одном взводе.

- Да, Коротков, прими соболезнования.

- Я прошу вас, товарищ командующий.

 

Чечня.

 

За мощным кирпичным забором с огромными металлическими воротами стоял дом с множеством окон. Злые алабаи метались по периметру, рыча на редких прохожих, осмелившихся пройти рядом с этим домом. Белые «жигули» юркнули в открывшиеся ворота и исчезли

в гараже.  Через пять минут они выскочили обратно и унеслись в сторону города.

- Эй, Ваха, принимай товар!

В цементном полу открылся люк, и туда кто-то бросил тяжелый мешок.

- Аллаху акбар!

 

Подвал.

 

Алексей сидел у холодной стены с закрытыми глазами. Он бережно погладил левый карман гимнастерки. Там была его любимая фотография, на которой были запечатлены выпускники: он сам, Букин и Коротков Никита.

- Ну и где вы сейчас, друзья-однополчане? Где ты, Карацупа?  Эх, Колька, Колька! Как же мы с тобой…

- Кто здесь?

Алексей пришел в себя и стал шарить руками по сторонам. Небольшое запыленное оконце где-то там над головой не давало столько света, чтобы можно было бы все разглядеть.

- Кто здесь? – повторил Алексей.

Его рука наткнулась на что-то, похожее на человека, лежавшего рядом. Он стал трясти человека за руку.

- Эй, где мы? Как мы сюда попали?

- Не тронь его, – откуда-то с противоположной стороны раздался голос. – Он еще вчера вечером умер. Убрать не успели.

Алексей повернулся на голос.

- А ты кто?

- Я - капитан Абоимов. Командир разведгруппы третьего батальона ВДВ. А ты кто?

- Подполковник Осевой Алексей Александрович. Пограничные войска Российской Федерации.

- Здравия желаю, товарищ подполковник! Не повезло вам, однако.

- Это почему же?

- Здесь только смертников держать стали. Подкормят, поставят на ноги и казнят показательно! Для того чтобы другие боялись! Сволочи!

- Боялись чего?

- Чтобы работали хорошо, из плена бежать не смели, ну и все остальное… Вчера моего старшину бензопилой напополам распилили! Бежали мы с ним, да попались. Сегодня моя очередь. Одно хорошо, что офицеров они расстреливают.

- Да, это хорошо, - зачем-то сказал Алексей.

- Правильно. Мучаться меньше.

- А этот что? – Алексей имел в виду умершего человека.

- А? Ах, этот. Это гражданский парень.  Били, пытали, на видео снимали, чтоб в Москву кассету послать. А родственники не смогли за него нужную сумму в срок собрать. У него сердце не просто выдержало…

- Понятно.

- А вы что, товарищ подполковник?

- На фугас нарвались. Километр до своих оставался!

- Ранение есть?

- Нет. Только ногу взрывом отшибло здорово, но пальцами уже шевелю.

- Не знаю. Может, и не расстреляют.

Над головой раздались шаги, и открылся люк.

- Эй, свежий, выходи, сакатына, бистрей!

Алексей поднялся на ноги. Он подошел к капитану и пожал ему на прощание руку.

- Ну вот, так и не поболтали. Выходит, я первый. Счастливо оставаться, товарищ капитан.

- Успехов, товарищ подпо

Категория: Мои файлы | Добавил: pravmission
Просмотров: 336 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0